Теннис

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта» 5
25

— В этом сезоне вы дважды обыграли Каролину Плишкову, входящую в топ-10 рейтинга. Удобный для вас соперник?

— Не сказала бы, что она прямо удобная соперница. Все же Каролина — топ-игрок. Если я тактически правильно выполняю действия на корте и мне удается сфокусироваться от начала до конца на игре, то все получается. Оба раза я «от и до» выполняла план на игру, была максимально сконцентрирована, что и принесло мне успех.

— Почему все против нее так не играют?

— Ну если это было бы так легко, тогда возможно мы и могли задаться таким вопросом. В теории все довольно просто звучит, а пойти сделать — это совсем другое.

— Можете все-таки объяснить, почему Плишкова для вас удобный соперник?

— Повторюсь. Главное, что в этих матчах мне удалось выполнить поставленный план на игру. За счет своего роста и силы Каролина обладает мощной подачей. Ее очень сложно принять, но если завязать розыгрыш, гонять ее по корту, то ей уже становится не так комфортно. Высоким игрокам тяжелее передвигаться по корту, поэтому за счет движения, смены ритма Плишкову можно переиграть, что я и сделала.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © Alexander Kulebyakin / Global Look Press

— Победа над Каролиной — четвертый успех в противостоянии с игроками из топ-10. Счет уже в вашу пользу 4:3. Это хорошо?

— Получается, я всего лишь семь раз за всю карьеру играла против «десятки». Не сказала бы, что это много. Радует, что побед у меня больше, чем поражений. Это говорит о том, что у меня есть все возможности и шансы играть на одном уровне с топ-игроками. Работаю над тем, что бы таких матчей становилось больше и больше.

— Матчи против топов и остальных теннисисток отличаются?

— С точки зрения тенниса — не так сильно. Основное различия кроются в психологии. Чем ближе к верхушке, тем меньше тебе дают права на ошибку. Топовые игроки не позволяют тебе отвлечься или расслабиться пусть даже на мгновение, они этим сразу пользуются. И ты не успеешь оглянуться, как сет уплыл, а возможно и матч. Из-за этого мне психологически легче играть с игроками выше себя, нет места лишним мыслям. Ты выходишь и делаешь все от тебя зависящее для победы, в тот же момент понимая, что даже сделав все, ты можешь проиграть. Играя против теннисисток, которые стоят на много ниже в рейтинге, иногда начинаются мысли из серии «я обязана выигрывать», и это сильно мешает. Сейчас я практически научилась справляться с такими эмоциями, но все равно еще есть над чем работать.

— Можете привести конкретный пример?

— Из последнего. В этом сезоне проиграла Иге Швентек на US Open. Ига — хороший игрок, не зря же она выиграла «Ролан Гаррос» и в рейтинге мы находились рядом. Но что скрывать, я ощущала себя фаворитом, была сеяной. Вроде неплохо играла, но опять же посторонние мысли, давление мешали работать качественнее, соперница была в тот момент сильнее, быстрее, лучше… Было обидно проиграть. Не могу сказать, что прямо себя накручивала, но где-то рядом крутились мысли, что у меня есть все шансы на победу. К сожалению, не сложилось.

— В 2018 году вы резко скакнули в рейтинге. Понимаете, почему тогда произошел прорыв?

— Я просто повзрослела. Успокоилась, начала прислушиваться к мнению других людей, к моей команде. Голова лучше стала работать.

— Каким номером вы считаете себя в России?

— В рейтинге я четвертая на данный момент, и этим все сказано.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © Личный архив Вероники Кудерметовой

«Теннис — одиночный вид спорта»

— Вы помните свой первый взрослый турнир?

— Нет. Точнее, я знаю, что это был 25-тысячник в Москве, я даже прошла квалификацию. Но дальше пустота. Мне было 14 или 15 лет. Для меня это было просто очередное соревнование. Толком и не понимала, что такое призовые, очки в рейтинге… Меня это вообще на тот момент не интересовало. Одно отличие — на другой стороне теперь тети были постарше. Все!

— В Википедии факту, что вы в первом сезоне закрепились в топ-700, отдан целый абзац. Это правда так почетно?

— Не думаю, скорее всего, делается акцент на начале профессиональной карьеры игрока, так скажем, на точке отсчета. На мой взгляд, это не достижение, это просто путь. Кто-то может за один сезон и в топ-200 попасть, у каждого своя дорога.

— 30 октября 2016 года в паре с Александрой Поспеловой вы выиграла турнир с призовым фондом 50 000 долларов. Это были первые большие деньги на тот момент?

— Большие деньги?! Чтобы вы понимали, мы за то первое место получили 1500 долларов. Этот турнир проходил в Китае, думаю не нужно объяснять, что эта сумма даже не окупит билет для меня и тренера туда-обратно. Вообще в паре я неплохо выступала с самого начала и в рейтинге котировалась достаточно высоко. Ездила по турнирам WTA. Там, конечно, призовые были больше чем на турнирах ITF. На тот момент, наверное, самый большой мой выигрыш составлял 1500 или 2000 долларов. На коммерческих мероприятиях «любитель-профессионал» зарабатывала иногда побольше. Старалась не тратить эти деньги, а откладывать на поездки по другим турнирам.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

— Не поверю, что у вас не было ни одной импульсивной покупки?

— Во-первых, нормальные деньги я начала зарабатывать только в прошлом году. До этого мои доходы могли лишь покрыть расходы, связанные с теннисом. Когда ты потом и кровью зарабатываешь эти деньги, речи об импульсивных покупках быть не может. Хотя иногда очень хочется потратиться на себя любимую. На данный момент главная моя трата — покупка квартиры. Да и мне проще потратить деньги на подарок близким людям, чем купить что-то себе.

— Как жили до 2019 года?

— В целом денег хватало ровно на то, чтобы была возможность заниматься теннисом, ездить по соревнованиям. Собирали, можно сказать, по сусекам. Там чуть-чуть заработаешь, тут чуть-чуть, уже хватает на следующий турнир. Просто мы старались не тратить лишнего. Опять же участие в соревнованиях «любитель-профессионал» периодически очень выручало.

— Вы сами сказали, что в паре у вас получалось сначала лучше. Да и на сегодня максимального результата вы добились именно в паре. С чем это связано?

— Меня никогда не напрягало играть парный разряд. Это всегда было больше в удовольствие. У тебя есть четкие задачи в зависимости от ситуации: ты всегда знаешь, когда надо бить кросс, когда линию, я неплохо чувствую ритм игры. Почему в паре получается лучше? У меня нет ответа.

— Вы говорили, что хотите добиться успехов именно в одиночке. Почему?

— Теннис — одиночный вид спорта. Любой игрок, даже самый топовый в паре, если бы у него получалось и в одиночке, он бы играл одиночку. Быть лучшим в одиночном разряде — приоритет для любого теннисиста. Мне парное выступление нужно, чтобы поддерживать турнирную форму, зарабатывать деньги, практиковать какие-то элементы. Пара очень часто меня выручала, когда не все складывалось в одиночке.

— Но есть же крутые теннисисты, которые играют только пару?

— Согласна, но, возможно, по каким-то причинам им не позволяет здоровье выдерживать нагрузки одиночек. Раз в одиночке не получается, то почему бы не играть только пару на больших турнирах и зарабатывать хорошие деньги.

— Вы эгоист?

— В жизни нет, и это иногда даже мешает. В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта. Все стремятся быть лидерами.

— Получается, пару вы играете от безысходности?

— Некорректное слово. Пара — это часть моего становления как игрока. В одиночке не получилось пройти далеко, а практиковать навыки, поддерживать форму, зарабатывать деньги все равно надо. Вот и продолжаешь в паре. Ты не уезжаешь с турнира, можешь прочувствовать атмосферу финальных игр. Эти моменты также тебя развивают.

— В прошлом году вы вместе с Дуань Инъин выиграли турнир в китайском городе Ухань, призовой фонд которого превышает 2,5 миллиона долларов. Меня поразил тот факт, что до этого вы ни разу не играли вместе! Это нормально?

— Многие теннисисты практикуют подобные союзы и выигрывают турниры. У нас похожий стиль игры, мы сразу сошлись характерами, поддерживали друг друга эмоционально, быстро стали одним целым на корте, и у нас получилось уверенно пройти весь турнир. Так что договорится сыграть пару перед самым началом турнира, особенно для одиночников — это нормально.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова и Дуань Инъин / Фото: © VCG / Contributor / Visual China Group / Gettyimages.ru

«На предсезонке слишком сильно себя накручивала»

— Пока не удавалось на турнирах «Большого шлема» в одиночном разряде пройти дальше третьего круга? Как вы относитесь к такому результату?

— В прошлом году во Франции на самом деле была довольна, что удалось показать лучший раунд в карьере. На тот момент я бы его оценила на четверку, сегодня же поставила бы тройку. Понимаю, что могу идти и дальше по сетке, но, к сожалению, пока мне для этого не хватает опыта. Надеюсь, в следующем году побью собственный рекорд.

— Правильно я понимаю, что вы уже должны проходить третий круг турниров большого шлема?

— Так говорить неправильно. Повторюсь, у меня есть игра для того, чтобы это делать. Вопрос лишь в том, как я реализую свои шансы. Пока не получается.

— Почему?

— Прошлый сезон получился очень хорошим и закончился на позитивной ноте. Была уверена в своей игре, понимала, что могу конкурировать с топ теннисистами. Перед этим сезоном во время перерыва и подготовки лично у меня было очень много ожиданий, мечтаний на тему моего развития. Слишком сильно себя накручивала, что я должна быть выше в рейтинге, давила на себя по любому поводу, загоняла саму себя в жесткие рамки. Из-за этого был негатив после ошибок, очень злилась на себя, если что-то не получалось. Меня не устраивало, как работаю на предсезонке. Хотя со стороны все выглядело по-другому. Тренер, близкие люди, говорили, что я накручиваю себя, что все хорошо, но я отвечала, что все плохо. Этот негатив, чрезмерные ожидания, повлияли на последующие результаты.

— У вас есть психолог?

— Да, и он тоже говорил примерно то же самое, что и остальные. Что предсезонка — это предсезонка, и если на ней что-то не получается, ничего страшного и серьезного не происходит. Но я настолько себя загнала и ушла в себя, что даже психологу было тяжело до меня достучаться и вытащить из этого состояния. Сейчас начинаю обратно трансформироваться и уже на «Ролан Гарросе» более-менее была в адекватном состоянии.

— Поздновато…

— Этот урок теперь надо выучить и больше не повторять собственных ошибок. Хорошо, что это произошло сейчас. Короткий сезон, рейтинги заморозили, примерно все остались на тех же местах. Постараемся извлечь пользу из прошедших событий.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— То есть ваше выступление в этом сезоне никак не связано с коронавирусом?

— Может быть, даже хорошо, что появилось время все хорошенько осмыслить. Коронавирус — полезный опыт для всех людей. Все смогли остановиться и подумать.

— Почему вы снялись с турнира в Палермо?

— Россиянам при въезде в Италию на тот момент пришлось бы сидеть на жестком карантине 14 дней при въезде в страну. Например, организаторы турнира в Чехии добились того, что государство сделало исключение для всех приезжающих теннисистов. Мы сдали тесты, сутки посидели на карантине, потом могли тренироваться с ограничениями.

— Какие планы на будущее?

— Планирую съездить в Линц в начале ноября. Состоится ли турнир в Австралии, пока непонятно. Организаторы пытаются договориться, чтобы теннисистам дали возможность тренироваться на карантине. То есть мы отсидим положенные 14 дней в отеле, но там будет возможность тренироваться. Пока сложно сказать, как будут развиваться события.

— Этот сезон необычный?

— Конечно! Новые правила, ограничения. Но я быстро ко всему привыкла. Сейчас уже комфортно ощущаю себя в современных условиях. С другой стороны, иногда хочется выйти, развеется, а приходиться перемещаться только из гостиницы до корта и обратно.

«У меня нет друзей»

— В начале этого года вы признались, что у вас нет друзей. За это время они появились?

— Ни одного. Их реально нет.

— Такого не может быть…

— Оказывается, бывает. Мой круг общения состоит из моей семьи и людей, которые были всегда рядом в моей теннисной жизни. Их по пальцам можно пересчитать, и их я тоже считаю частью семьи.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © Rob Prange / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Это напрягает?

— У меня есть знакомые, с которыми могу обсудить новости. Иногда хочется, чтобы рядом был человек, с которым можно поделиться чем-то сокровенным, рассказать то, что даже мужу не можешь сказать. Но среди теннисистов сложно найти друга, а в основном это весь мой круг общения на данный момент. Наверное, пока играю в теннис, отсутствие друзей не напрягает. Ты постоянно в разъездах. Когда закончу карьеру, конечно, мне бы хотелось, чтобы у меня появились друзья. Но наш мир сейчас полон лицемерия, из-за этого очень тяжело найти человека, которому можно доверять.

— Как бы вы не любили мужа и семью, они вам не надоедают?

— Пока что нет!

— Почему так произошло?

— Во-первых, спортсмену трудно найти друзей среди не спортсменов, так как времени вне тенниса практически нет. Во-вторых, я сама по себе такой человек, что мне тяжело открыться людям. А если я не могу человеку открыться, то он априори не будет моим другом.

— У большинства людей друзья появляются в школе, институте. Неужели не было ни одного человека, кто бы им мог стать?

— Я была обычным ребенком, могла в школе поиграть с мальчиками и девочками, шутила, смеялась, общалась. Но за пределами школы, когда после уроков ребята шли гулять и развлекаться, я шла домой обедать, потом на тренировку, после которой возвращалась делать уроки. У ребят был свой образ жизни, у меня свой. Мы преследовали разные цели. Как говорится, у нас были разные пути. Папа всегда говорил: «Чтобы добиться каких-то высот и стать чемпионом, надо всегда чем-то жертвовать». На тот момент жертва состояла в том, что я не гуляла особо. Выбирала цель, шла за мечтой. Остальное меня не интересовало.

«До 16 лет не интересовалась теннисом»

— Вы согласны, с мнением Светланы Кузнецовой, что женский теннис «измельчал»?

— Не могу сравнивать, потому что не играла в то время, когда Светлана была на пике.

— Вы же смотрели теннис?

— Нет!

— Как это?

— До 16 лет вообще не смотрела теннис. Не знаю, как так получилось. Просто не интересовалась. У меня была цель: хорошо играть в теннис и побеждать. Я тупо работала и даже не задумывалась, а как там играет условная Мария Шарапова.

— Вы должны были быть в материале, чтобы обсудить с подружками матч между Шараповой и Уильямс.

— Я пришла в теннис в восемь с половиной лет, когда жила в Казани. Потом мы переехали в Магнитогорск (отец Вероники играл в хоккей — прим. Sportbox.ru). Там тренировалась в «группе здоровья» вместе с другими детьми, а иногда и бабушками. Потом мы переехали в Москву и уже там, начиная с 11 лет, начала тренироваться более профессионально. Но на тот момент у меня еще не было цели стать чемпионкой. Даже вначале не понимала, для чего тренируюсь. Мне просто это нравилось делать. К 15-16 годам, уже начинала ставить себе цель стать чемпионкой, начала понимать, что хочу связать жизнь с теннисом, стать первой ракеткой мира, выигрывать турниры. Только тогда начала смотреть теннис, чтобы лучше знать своих соперниц. Отмечать какие-то моменты для себя. Сама удивляюсь, как я, занимаясь так долго теннисом, им совсем не интересовалась. Мне просто было неинтересно.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © Rob Prange / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Вы начали смотреть теннис лет семь назад. Достаточно большой промежуток времени прошел, чтобы оценить прогресс или регресс женского тенниса.

— Как раз лет семь назад женский теннис стал меняться в сторону более силового. Думаю, и сегодня условные Ким Клейстерс или Жюстин Энен в своей лучшей форме  были бы в топе и выигрывали турниры. Но, на мой взгляд, именно средний уровень женского тенниса вырос с точки зрения качества игры. Теннис стал более быстрым, жестким, физическим, больше девочек преследуют «мужской» стиль игры. Кто-то скажет, что игроки стали более примитивны и прямолинейны… Возможно, но это как раз и связанно с изменениями, о которых я сказала. На больших скоростях становится очень сложно делать игру разнообразной и вариативной.

— Согласны, что в женском теннисе баллом правит уже ваше поколение?

— Об этом говорят факты. Посмотрите, кто выигрывал последние турниры «Большого шлема». В основном это девочки не старше 25 лет. Все молодые, пошла новая плеяда. Надеюсь, тоже нахожусь в этом потоке.

«Иногда мне тяжело переключаться с жены на спортсменку»

— Ваш муж является одновременно и вашим тренером и старше вас на 13 лет. Он стал вашим наставником, когда вам было 16. Когда вам исполнилось 18, вы начали встречаться, а два года назад поженились. Кто сделал первый шаг в налаживании личных отношений?

— Сергей. Он старше, он мужчина и уже был более опытный в этих вопросах.

— Вы давали повод?

— Мне кажется, да. Но не то что я строила ему глазки. Просто, наверное, по мне было видно, что Сергей мне приятен и симпатичен.

— Он говорил, что вы поцеловались первый раз только после 18 лет. Сколько прошло времени после вашего совершеннолетия, когда он проявил чувства?

— Точно не помню. Вначале он поговорил с моими родителями. Папа спокойно воспринял ситуацию, мама же была немного в шоке. Я же в тот момент сильно смущалась, мне казалось, что разница в возрасте, плюс он мой тренер… Разве он может быть моим близким человеком?! Я правильно воспитана, для меня встречаться с «боссом» — не правильно и за гранью. Тогда очень стеснялась своего статуса девушки тренера, который старше меня не на 2 года. Считала, что так не должно быть. Дурочка! 

— Когда отпустило?

— Когда поженились. Была наивна и думала о том, что скажут другие, зависела от чужого мнения. Переживала, что меня неправильно поймут, что скажет теннисное сообщество.

— Если вы увидите 18-летнюю теннисистку, которая встречается с тренером, который старше ее на много лет, что скажете?

— Ничего не скажу. Это их личная жизнь, и тут нет места стереотипам, если это настоящая любовь.

— Кто у вас босс в теннисной семье?

— Сергей. Он руководит процессом. Понимаю, если я закрою рот и буду выполнять его команды, то все будет хорошо. Хотя иногда мне очень тяжело переключаться с жены на спортсменку. Сергею тоже иногда непросто, но, мне кажется, он лучше с этим справляется.

— Видели, как Турсунов во время матча жестко разговаривал с Ариной Соболенко? Сергей может вас мотивировать такими же методами?

— Нет, и не потому что мы муж и жена. Зная Арину, понимаю, что на нее может подействовать жесткая накачка. Она разозлиться и победит. Я же другой человек, если на меня давить, то я еще больше закроюсь. Сергей это знает, поэтому использует другие подходы.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Фото: © Личный архив Вероники Кудерметовой

— В семье кто главный?

— Мы все решения принимаем вместе.

— Сергей вместе с вами еще тренировал Маргариту Гаспарян. Вы ревновали его к ней?

— Мне было всего 16 лет. Он мне нравился уже на тот момент, но я даже не думала, что что-то у нас может быть. Поэтому ревности не было.

— Сергей был моделью. Он вам рассказывал об обратной стороне модельного бизнеса?

— Пыталась у него узнать, кто ему нравился, как он общался с девушками. Мне же интересно. Но он считает, что мне этого лучше не знать. До сих пор на него обижаюсь за это. Но что делать. Может быть, когда-нибудь расскажет.

«Обращаюсь к теннисному психологу»

— Сергей рассказывал, что ездил с вами на турниры бесплатно. Как думаете, он это делал, потому что был влюблен или потому что видел потенциал?

— Однозначно не из-за того, что видел потенциал. Сергей на тот момент за полгода уже поднял Гаспарян из топ-900 в топ-250, и все у них шло хорошо. Ему не было смысла перечеркивать проделанную работу,  чтобы начинать путь с нуля со мной. Так что в том, что тут было что-то большее чем теннис, сомневаться не приходится! Примерно до 16 лет мне помогали родители. Они платили Сергею какую-то зарплату. Потом уже я начала зарабатывать какие-то деньги, была возможность содержать себя самой. Я пыталась платить хоть какую-то зарплату Сергею, так как он все-таки был моим тренером, тратил на меня много времени. Было некомфортно, что он вообще ничего не получает. Возможности финансировать его на регулярной основе не было. Сейчас мы уже не нуждаемся, хорошо, что можем компенсировать все то, что было раньше.

— У вас должно быть раздвоение личности в крайней стадии. Так ли это?

— Раньше было очень тяжело, ты реально не понимал, кто ты и где находишься. Сейчас тяжело, но уже не так. Особенно мне иногда трудно справиться с эмоциями. Смотрю на Сергея, вроде бы пять минут назад это был совсем другой человек, а тут он меня заставляет что-то делать, повышает голос. Как он смеет?! Не всегда получается быстро переключиться. Бывает, что эмоции накатывают, и я на него кричу, когда что-то не нравится. Это происходит от того, что периодически забываю, что в данный момент я спортсмен, а не жена, и он требует и разговаривает со мной как с игроком, а не как с любимой

— Наверное, вы как муж и жена вообще не ругаетесь?

— Есть такое! Реально все эмоции, весь негатив выплескиваются на тренировке, и дома мы уже общаемся в спокойном состоянии.

— Вы как пара обращались к психологу?

— Только к теннисному, когда было тяжело понять друг друга как игрок и тренер. В целом нормально отношусь к семейным психологам. Когда совсем плохо, посторонний человек может что-то посоветовать. Наверное, я бы обратилась к нему, если бы понимала, что это последний шанс сохранить семью. Хорошо, что пока семейный психолог нам не требуется.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Фото: © Личный архив Вероники Кудерметовой

— Вы будете ревновать Сергея, если после завершения вашей карьеры он возьмет себе другую молодую, перспективную теннисистку?

— Когда закончу с теннисом, у нас уже, надеюсь, будут дети, скорее всего, он уже так наездиться по турнирам, что захочет больше времени проводить с семьей. Если он кого-то и возьмет, мне бы хотелось, чтобы он тренировал в Москве, а по турнирам ездил не часто. Пока мы с ним не обсуждали этот вопрос, но, думаю, он меня поддержит.

— Таким образом можно только детей тренировать?

— Значит, будет тренировать детей. Надеюсь, что у нас получится заработать достаточное количество денег, чтобы обеспечить достойную жизнь себе и детям. И уже работать ради удовольствия.

— По мнению, Сергея вы будете лучшей матерью. Когда вы ей будете?

— Пока в планах карьера, теннис.

— В теннисе не так часто, но все-таки встречаются девушки, которые возвращаются в большой спорт после родов.

— Это реально, но я не рассматриваю такой вариант. Лучше поставить точку в теннисе и после этого создавать полноценную семью.

«После проигрышей были мысли, что я плохая дочь»

— Сергей говорил, что на вас в детстве давили спонсоры и папа. Как это выражалось?

— Думаю, Сергей использовал другие формулировки. Как бы так ответить, чтобы никого не обидеть. Уверена, родители всегда хотят для своего ребенка лучшего. Но ты в силу возраста не можешь правильно воспринимать всю информацию, которую до тебя доносят. В памяти оседают неправильные импульсы, неправильные причинно-следственные связи, ощущения.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © Личный архив Вероники Кудерметовой

— У вас были мысли, что вы плохая дочь?

— Скорее, плохой спортсмен. Хотя, честно, иногда я думала, что родители меня не любят, потому что я проигрываю. Так что можно сказать, что иногда у меня были мысли, что я еще и плохая дочь, потому что я не могу сделать, то, что они просят. Условно, они хотят, чтобы я получила пятерку, а я получала максимум четверку. В этот момент ты думаешь, раз папа недоволен, раз я не могу сделать, то, что он просит, значит я плохая. Но повторюсь, сейчас понимаю, что просто неправильно считывала информацию.

— Сергей говорил, что если бы не эти факторы, то вы могли раньше подняться в топ-100. Как вы выходили из состояния депрессии?

— Помог психолог. Без него было бы тяжелее. Не смогла без него подняться туда, где сейчас нахожусь. Плюс я повзрослела, отдалилась от родителей. Стала жить самостоятельной жизнью. Перестала пытаться быть папиной дочкой. У меня хорошие отношения с родителями, уважаю их мнение, но с 18 лет я стала более самостоятельной, отпустила ситуацию.

«Чтобы погасить эмоциональное возбуждение, могу позволить себе бокал вина»

— Расскажите конкретный пример, как вы играли на турнире «любитель-профессионал». Может быть, вы выступали в паре с известным человеком?

— На самом деле мне те турниры давались очень тяжело. Я всегда на корте выкладываюсь на 100 процентов, пытаюсь выиграть каждый матч. А эти соревнования проводились целый день. Играть надо было по сетам. А так как я отдавала всю себя и морально, и физически, чтобы завоевать призовое место, то под конец была выжита как лимон. Помню, как играла в паре с дядей, который все время ходил с охраной. Он играл не очень хорошо, но я пыталась ему помочь, в итоге мы заняли третье место. Тогда он мне заплатил приличную сумму, еще отдал призовые за пьедестал. На тот момент это были очень большие деньги, и я подумала: «Класс, теперь я смогу оплатить поездку на турнир, так еще и останется!» Охрана меня не напрягала, но она давала понять, что я играю в паре с крутым дядей!

— Вам не нравятся жополизы, вруны и злые люди. Встречали человека сразу с тремя качествами?

— Конечно! Эти три качества легко уживаются в одном человеке, я бы даже сказала, что они существуют вместе. Стараюсь с таким людьми не контактировать, и всячески их избегаю.

— Пример поведения теннисистки, которая вас раздражала?

— Не буду называть фамилии, но бывает неприятно, когда девочки на другой стороне постоянно что-то кричат, как-то чересчур фонтанируют эмоциями. Это некрасиво.

Вероника Кудерметова: «В теннисе приходится быть эгоистом. Это норма для профессионального спорта»

Вероника Кудерметова / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Сразу на ум приходит Мария Шарапова?

— Она кстати все делала естественно. А другие делают это прямо нарочито.

— Вы выпивали алкоголь за день до игры. Рассказывайте?

— Ты сыграл напряженный матч, а тебе на следующий день снова выходить на корт. Бывает, не могу расслабиться, все мысли еще о прошлой игре, надо как-то погасить эмоциональное возбуждение. Могу позволить себе в такие моменты бокал вина…

Добавить комментарий